September 11th, 2014

Bukashka

(no subject)

Хорошо быть домохозяйкой. Вот мы взяли с ребеночком, сели в автобус да и поехали в Вильянди, просто так гулять. Очень красивый город, только весь перекопанный, новые газоны делают. На берегу озера имеется идеальная детская площадка: куча лазилок для детей, и тут же тренажерные штуки для взрослых и скамейки, а не где-то отдельно и в отдалении, и все новенькое, красивое и не скрипучее.
Только не с нашими совиными привычками такие поездки, там в пять часов вечера уже все закрывается, кроме больших магазинов. А музей и инфопункт для туристов не работают по воскресеньям, внезапно.
Но вообще мне очень понравилось, надо как-нибудь себя превозмочь и пораньше выбраться.
Bukashka

(no subject)

Я думаю: чего это у меня живот так странно болит? А это я вчера на площадке показывала ребенку, как пользоваться скамейкой для качания пресса.
Bukashka

Surnud hinged

Я уже больше года назад нашла возле помойки "Мертвые души" на эстонском языке, и тогда мне было просто неподъемно сложно, а сейчас не то чтобы в самый раз, но по крайней мере я теперь быстро понимаю, на каком месте у меня открылась книжка. Я отыскиваю в эстонском тексте избранные места, и это приводит меня в телячий восторг.
Например, ревельский трактир по-эстонски будет "Tallinna" trahter, херсонский помещик - Hersoni mõisnik, а "с разными финтерлеями" так и будет - kõiksugu finterleidega.
Тюрюки и байбаки в переводе unimütsid ja vedelvorstid (обычные сони и лентяи из словаря, но вообще-то сонные шапки и жидкие колбасы), а распекания, взбутетенивания и прочие должностные похлебки совершенно поблекли, так, трепки и неприятности.
Почему-то я от этого всего очень ржу. Вот-де из букв вечно выходит какое-нибудь слово, которое иной раз черт знает что и значит написано-то вроде по-эстонски, а какие знакомые вещи получаются.