December 12th, 2013

Bukashka

эстонский язык и я: вроде итогов года

 Всем, наверное, страшно интересно, как там продвигается мой эстонский. Так вот, он продвигается. Я медленно, незаметно, но двигаюсь вперед. Особенно хорошо это видно, если за точку отсчета брать то, что было год назад или когда мы только что приехали. Год назад в посольстве Эстонии в Москве мне надо было указать какой-то адрес в Тарту, и я не могла его даже прочитать и срисовывала по одной буковке, а сейчас дело другое.
 В начале тартуской жизни эстонские, латышские и литовские надписи на упаковках были мне в равной степени непонятны (разве что латышские чуточку легче расшифровывались), а теперь эстонские, конечно, гораздо понятнее.

 В школе я с некоторым презрением смотрела на тех своих одноклассников, которые писали неграмотно и даже правила их не спасали, а теперь стала лучше их понимать и запоздало им сочувствую. Я тоже абсолютно не в состоянии применять правила. "Если в корне сверхдолгий гласный", "если слогов два или больше", "если в форме настоящего времени сильная ступень" - оёёёё! Я не могу отличить сильной ступени от слабой и далеко не всегда уверена, что передо мной: один долгий слог или два кратких. А меня еще никто не подгоняет, а если бы надо было, допустим, писать диктант и по ходу дела применять правила? Это ж какая-то нереальная многозадачность, голова перегреется. В общем, на правила я даже не надеюсь, а надеюсь больше на упражнения и на чтение, что оно само как-нибудь осядет. Впрочем, одно правило я запомнила. Нет, два. Потому что для них есть мнемонические приемчики. Одно формулируется как "за носом", а другое - "кот в корчму не ходит", ну как такое не запомнить.
 Первый раз в жизни я рада, что так никогда и не учила латынь. Некоторые эстонские слова оканчиваются на -us, и меня бы, наверное, тянуло их склонять по латинским правилам, а так ничего, чистое место.
 В феврале мне казалось, что все эстонские слова так похожи друг на друга и не похожи на все остальное, что я никогда ничего не запомню, кроме разве что "здрасьте" и "морковь", а теперь смотрю - потихоньку они все же запоминаются, и я в состоянии различить kõrge, kange и kerge.
 Я радуюсь каждой мелочи. Спросила у продавца елок, сколько стоит маленькая елка. -Насколько маленькая? - Вот такая. - 15 евро. - А меньше? -А меньше нету. - Спасибо, до свиданья. Пришла домой счастливая. Или открывается сайт, и я вижу, что там написано: добро пожаловать на домашнюю страничку такой-то компании. Или рекламу кинут в почтовый ящик: не проводи рождественскую ночь у плиты. Это именно то, что называется "пустячок, а приятно". Я же помню, как обстояли дела прошлой зимой.
 У меня в туалете лежит советская книжка про овощи для младшего школьного возраста, такой легкий научпоп про фитонциды, картофельные бунты и расход чеснока на строительстве египетских пирамид, я ее открываю на случайной странице, ищу, где побольше знакомых слов, и читаю, и все чаще могу разобрать несколько предложений подряд. Что меня особенно радует - я не просто примерно понимаю, о чем говорится, а вижу, где какая грамматическая форма и почему она здесь. Этак открываю и читаю: "Чеснок не только лекарство, его кладут в колбасу". Оооо!
 Правда, такие вещи обычно довольно быстро уравновешиваются: то мне попадается кусок, в котором я не понимаю вообще ничего, то на улице со мной кто-нибудь заговорит, и я ни слова не могу разобрать.

 Никогда еще перечитывание "Анны Карениной" не было таким источником нового. До такой степени, что я все еще читаю вторую страницу и все узнаю что-нибудь интересное. На необитаемый остров возьму "Анну Каренину" на эстонском. А иногда мне надоедает читать медленно и внимательно, и тогда я играю в игру: открываю на случайном месте и стараюсь поскорее определить, куда это я попала.

 Осторожно надеюсь, что если и дальше так пойдет, то у меня накопится достаточный запас слов, чтобы читать, а не расшифровывать написанное, и произойдет переход количества в качество.

 Интересно, что будет дальше. В меня уже пара-тройка языков ухнула без следа, так что я несколько побаиваюсь за будущее.