September 11th, 2009

Bukashka

лытдыбр и улов

  Сегодня мы ходили гулять и неожиданно оказались в заповедном месте, где ни я, ни vantz почти не бывали раньше, на Трубной улице. Там очень хорошо и уютно, и много красивых домов. От Трубной живописно лезут в гору переулки, какие-то парижского вида острые углы торчат, а возле бульвара оказалась большая стройка, похожая на музыкальную шкатулку, там что-то очень приятно как будто гудело низким голосом и что-то капало. Потом мы прошли по Неглинке, где я не была, наверное,  лет двадцать, и оказалось, что там тоже очень красиво, и огромные широкие тротуары. Я как-то уже привыкла, что мне в Москве обычно не нравится, а тут вдруг оказалось, что Москва гораздо лучше, чем я о ней думаю.
 Мы вышли на Кузнецкий, обнаружили ГПНТБ запеленатой в тряпки, но на прежнем месте, а через несколько шагов оказалось, что и книжные магазины никуда не делись. "Иностранная книга" была еще открыта, мы туда зашли, посмотрели, повертели в руках каждый по паре самых недорогих книжек, а потом как-то так получилось, что мы их положили обратно, а купили вот что:
Collapse )
 А Гарри Поттеры там почему-то очень  дорогие.
 Еще видели мы комиксы по "Процессу" Кафки и еще чему-то неожиданному. Да я приподняла несколько бровь возле книжки Апулея The Golden Ass, споткнувшись на слове ass, пока не сообразила, что к чему.
 Правильно, мы же книжную ярмарку проболели, надо же было чем-то себя утешить.
 

Bukashka

а Марфинька нынче опять

купила "Литературнцю газету", номер 35 за 2009 год. На странице 13 напечатаны статьи об уроках "православной культуры" в школе, одна "за", другая "против". Статью "за" написал протоиерей Михаил Ходанов. Начинается она так: "Известен факт: по статистическим опросам, верующими у нас считают себя подавляющее большинство граждан РФ. Поэтому, основываясь на принципах демократии, их право на получение информации о религии для себя и для своих детей (есть такое право) необходимо не просто учитывать, а еще и реализовывать." Конец цитаты. Курсив, прошу заметить, не мой.
  Здесь все настолько прекрасно, что я даже как-то затрудняюсь это комментировать. Все-таки когда люди подобным образом проговариваются, это даже трогательно.