June 28th, 2008

Bukashka

идеальная работа

luckyzaets однажды сказала в комментариях: "Правда, я еще не встречала в своей жизни идеальной работы, так чтобы хотелось ею жить", - и заставила меня задуматься об идеальной работе.
 Мне кажется, я знаю, какой могла бы быть моя идеальная работа (вопрос о "чтобы хотелось ею жить" оставляю в стороне), но толку с этого никакого, потому что я не имею к ней ни малейших способностей. Моя идеальная работа - делать руками какие-нибудь дорогостоящие прекрасные штучки на продажу, сидя дома. Или уж если не дома, то в своей мастерской, чтобы никто не шатался туда-сюда перед глазами, не переговаривался над моей головой и не галдел вокруг. Например, ковать серебряные висюльки на маленькой наковаленке. Или запекать в муфельной печке сережки с цветной эмалью. Или по переплетному делу что-нибудь.
 Или быть реставратором картин.
  Есть еще вариант попроще. Однажды мы с коллегой забрели в посудный магазин на Мясницкой и, бродя по залам, оказались возле стены, сплошь заставленной цветными кружками английской работы.И мне захотелось такого занятия. Чтобы все эти кружки были моим хозяйством, чтобы целый день выдавать их кому-нибудь, принимать обратно, мыть, вытирать и расставлять на полках.
 К этой работе у меня и способности есть, только такой работы, кажется, не бывает.
 Тьфу.
Bukashka

клязьминские комары: двадцать лет спустя

Вот ведь какая жалость, я сегодня ездила в гости на станцию Усад Горьковской ж.д., а книжка "Москва-Петушки" куда-то запропала, так я и поехала без нее.

 Когда мне было двенадцать лет (нет, кажется, все-таки одиннадцать), мы с mashale провели примерно в тех краях несколько не самых приятных недель в пионерлагере "Восток-6", и, знаете, что с тех пор совершенно не изменилось - так это комары. Они все такие же крупные, кусачие и многочисленные. Помнится, в лагере вожатые были очень недовольны, что на линейках при поднятии флага не хватает торжественности, а откуда ей взяться, если все стоят в летней пионерской форме, с голыми руками и ногами, и непрерывно себя обхлопывают и почесываются.
 Бывалые пионеры, которые приезжали в этот лагерь не по первому разу, брали с собой баллончики с антикомариным зельем (такие черные, с грозной надписью "репеллент" и нарисованным гигантским комаром с поникшими ножками). В какой-то момент ими запретили пользоваться, потому что пионеры щедро пшикали в палатах, а средство это было сродни боевым отравляющим веществам, взрослые проводили воспитательную работу и отбирали баллончики у тех, кто не разоружался добровольно.
 Комары прежние, но теперь они мне кажутся даже милыми. Благородные сельские комары, которые держатся с достоинством, не торопясь выбирают место для укуса, предупреждают о своем появлениии деликатным писком и с легкостью прихлопываются. Не то что комары московские, злые и увертливые твари, которые часами зудят не по делу, ловко прячутся, когда включаешь свет, и ужасно больно кусаются (правдоподобно ли такое объяснение: московские комары так больно кусаются, потому что они грязные?)