December 18th, 2006

Bukashka

Кто там в палевом тумане

 Висело возле двери:

Пицца просто объеденье
к ней салаты и вода,
очень выгодно и вкусно
дорогие господа - 395 руб.

 Закажи две пиццы сразу,
третья будет в пол цены. 
Bukashka

В меру своей (педагогика)

 Мы закачали кучу мультфильмов. Часть из них vantz метко обозначил как "золотой фонд говномультиков". В этот золотой фонд если не входит, то почти произведение "Про поросенка, который умел играть в шашки". Там поросенок в поисках  партнеров доверчиво забрел со своей доской в волчье логово, где как раз компания хищников отмечала волков день рождения, и едва унес ноги, несмотря на уверенное превосходство в шашках. Волк потребовал реванша и снова проиграл.
 Была б я пообразованнее, я бы знала всякие там указатели сказочных (и мультфильменных) сюжетов. Но и без указателей мне кажется, что сюжетный элемент "маленькое беззащитное существо разговаривает с большим и опасным, не сознавая опасности" достаточно распространен в советских мультфильмах. Очень душераздирающие, по замыслу создателей, получались сцены.
 Это была присказка, а вот и сабж. Мне такие эпизоды кажутся очень ясной метафорой изнасилования. Что мне интересно - это ли имели в виду создатели? Было ли это зашифрованным предупреждением советским детям "никогда не разговаривай с незнакомыми дядями!"? Вон даже Шарль Перро предупреждал в стихах в "Красной Шапочке", что многим юным девицам случается пасть жертвой волков, и если волк складно говорит, носит красивый мундир и хорошо пахнет, то тем он опаснее.  А вот какой message вкладывали в свои творения советские воспитательные аниматоры? Я даже не очень удивлюсь, если окажется, что ни о чем таком неприличном они не думали, а снимали буквально про зайчика, который не знал, что дядя перед ним -волк.
 Никто случайно не располагает секретными протоколами худсоветов?
Bukashka

Забудешь, -заметила Королева,-если не запишешь в записную книжку

Сегодня я видела в магазине портвейн "три топора". Знаете, сколько он стоит? Тридцать семь рублей с копейками. Я думала, этот напиток давно уже стал чисто литературным явлением.